Пристрасті до преси, або Як 5-й канал перевернув усе «з ніг на голову» (відео+фото)


Авторів корупційно-хабарницьких схем наділено чеснотами, а справжніх і легітимних розповсюджувачів преси оголошено «монополістами»…

Тиждень тому, 14 березня 2014 року, глядачам 5-го телевізійного каналу було показано сюжет про розповсюджувачів газет та журналів у Київському метрополітені — «Продавці преси вимагають усунути посередника-монополіста», в якому однобоко подано позицію купки людей, котрі розповідали про міфічного «посередника-монополіста». 5-й канал: «Без роботи нині майже тисяча киян. Люди оббивають пороги установ вже кілька місяців. Вимагають розірвати договір оренди з монополістом, бо той так і не встановив обіцяних автоматів». Не названо було ні конкретної фірми (хоча насправді у тендері на визначення сучасного виду торгівлі пресою за допомогою автоматів брали участь кілька фірм, а виграли дві і вони відомі), як і ні жодної економічно, естетично чи соціально обґрунтованої причини, що мало б стати причиною скасування права на трудову діяльність більше ніж 150 підприємців у столичному метро.

Таким чином, журналісти цього телеканалу тенденційно нав’язували єдину версію, не потурбувавшись про те, щоб надати слово опонентам. Хоча вже після виходу скандальної «новини» в ефір очільник профспілки підприємців та розповсюджувачів преси в метрополітені В’ячеслав Шевчук і юристи зверталися до працівників 5-го каналу і пропонували вислухати і їх. Та марно. Щоправда, кореспондент цього каналу й сама того не усвідомлюючи, таки надала висловити протилежну думку. Таким опонентом виявився той, що стояв на екрані спиною до телеглядачів — його дуже легко ідентифікувати, бо всіх інших інтерв’юерів показували з обличчя. 5-й канал: «Натомість, вартість оренди зросла. Процвітає і чорна бухгалтерія». І тут же дається слово анонімному підприємцю: «Мы должны внести 200 гривень. А на самом деле с нас берут 4000 грн. Никаких документов, никаких приходно-кассових ордеров нам не выдают. Просто приносишь деньги — и они их берут».

Саме про це говорили реальні розповсюджувачі преси в метрополітені, які 17 березня зібралися на станції «Політехнічний інститут». Вони зібралися тут для того, аби поспілкуватися з членами міжвідомчої комісії (від комунальної служби міста і метрополітену) і донести свою стурбованість, чому їм не дають чесно і без хабарів працювати, надаючи якісні послуги киянам і гостям міста, й одночасно не заважаючи їм без перешкод пересуватися у підземці.

А ті посередники, які влаштували показове шоу, запросивши 5-й канал, саме і хочуть повернути громіздкі розкладки з газетами та журналами, а найголовніше, вони хочуть повернутись до своїх кримінальних схем — щоб левова частина грошей від оплати за оренду торгових місць знову потрапляла до кишень хабарників і корупціонерів. В цьому «бізнесі» об’єдналися інтереси керівників станцій метро, лінійного управління міліції підземки, комунальників міста і, власне, тих, хто безпосередньо орендував найвигідніші торгові місця і збирав з розповсюджувачів преси щомісячну данину, яка і складала в середньому вище згадувані анонімом 4 тисячі гривень.

Тож запропонований прихильниками торгівлі з автоматів цивілізований і прозорий метод ведення бізнесу позбавляв орендодавців-посередників і декого з керівників метрополітену, лінійного управління міліції й міста значних зисків від хабарів. Більшість підприємців вирішила покінчити з цією нав’язаною хабарниками схемою, за якою працювала досить тривалий час.

Але дехто з продавців періодики не наважився перейти на нові умови роботи, бо, напевне, зневірився у тому, що корупцію і хабарництво можна перемогти. Та воно й не дивно, адже за часів правління злочинної сімейки Януковича на це ніхто й не розраховував, бо всі бачили повальну корупцію у нашій державі. І що найбільш прикро, корупціонери першими оговтались після буремних місяців української революції і почали реанімувати свої злодійські оборудки.

На відео «Нашої версії» підприємці з розповсюдження досить доступно і об’єктивно розповідають про суть проблеми торгівлі пресою в метро. Подано різні думки: з одного боку, сумніви спеціалістів комунальної служби міста та метрополітену, з іншого — аргументи юристів та профспілкових лідерів підприємців та розповсюджувачів преси. Гадаємо, останні більш переконливі, бо прагнуть діяти і всіх закликають до того, щоб проблему вирішувати не методом «революційної доцільності», а йти до суду і аргументовано на базі українського законодавства доводити свою правоту.

Стас ЧЕРКАС,

"Наша версія"

https://www.youtube.com/watch?v=Fexun9wqUYg&list=UU4sJgq5SL3oHXfGX5wupTIg
https://www.youtube.com/watch?v=sL3D5XEWoII&list=UU4sJgq5SL3oHXfGX5wupTIg
https://www.youtube.com/watch?v=fosFicPBQrM&list=UU4sJgq5SL3oHXfGX5wupTIg
https://www.youtube.com/watch?v=ljwkeBwAHKM&list=UU4sJgq5SL3oHXfGX5wupTIg


Открыть

5-й канал перевернув усе «з ніг на голову»


Авторів корупційно-хабарницьких схем наділено чеснотами, а справжніх і легітимних розповсюджувачів преси оголошено «монополістами»…

Тиждень тому, 14 березня 2014 року, глядачам 5-го телевізійного каналу було показано сюжет про розповсюджувачів газет та журналів у Київському метрополітені — «Продавці преси вимагають усунути посередника-монополіста», в якому однобоко подано позицію купки людей, котрі розповідали про міфічного «посередника-монополіста». 5-й канал: «Без роботи нині майже тисяча киян. Люди оббивають пороги установ вже кілька місяців. Вимагають розірвати договір оренди з монополістом, бо той так і не встановив обіцяних автоматів». Не названо було ні конкретної фірми (хоча насправді у тендері на визначення сучасного виду торгівлі пресою за допомогою автоматів брали участь кілька фірм, а виграли дві і вони відомі), як і ні жодної економічно, естетично чи соціально обґрунтованої причини, що мало б стати причиною скасування права на трудову діяльність більше ніж 150 підприємців у столичному метро.

Таким чином, журналісти цього телеканалу тенденційно нав’язували єдину версію, не потурбувавшись про те, щоб надати слово опонентам. Хоча вже після виходу скандальної «новини» в ефір очільник профспілки підприємців та розповсюджувачів преси в метрополітені В’ячеслав Шевчук і юристи зверталися до працівників 5-го каналу і пропонували вислухати і їх. Та марно. Щоправда, кореспондент цього каналу й сама того не усвідомлюючи, таки надала висловити протилежну думку. Таким опонентом виявився той, що стояв на екрані спиною до телеглядачів — його дуже легко ідентифікувати, бо всіх інших інтерв’юерів показували з обличчя. 5-й канал: «Натомість, вартість оренди зросла. Процвітає і чорна бухгалтерія». І тут же дається слово анонімному підприємцю: «Мы должны внести 200 гривень. А на самом деле с нас берут 4000 грн. Никаких документов, никаких приходно-кассових ордеров нам не выдают. Просто приносишь деньги — и они их берут». Саме про це говорили реальні розповсюджувачі преси в метрополітені, які 17 березня зібралися на станції «Політехнічний інститут». Вони зібралися тут для того, аби поспілкуватися з членами міжвідомчої комісії (від комунальної служби міста і метрополітену) і донести свою стурбованість, чому їм не дають чесно і без хабарів працювати, надаючи якісні послуги киянам і гостям міста, й одночасно не заважаючи їм без перешкод пересуватися у підземці. А ті посередники, які влаштували показове шоу, запросивши 5-й канал, саме і хочуть повернути громіздкі розкладки з газетами та журналами, а найголовніше, вони хочуть повернутись до своїх кримінальних схем — щоб левова частина грошей від оплати за оренду торгових місць знову потрапляла до кишень хабарників і корупціонерів. В цьому «бізнесі» об’єдналися інтереси керівників станцій метро, лінійного управління міліції підземки, комунальників міста і, власне, тих, хто безпосередньо орендував найвигідніші торгові місця і збирав з розповсюджувачів преси щомісячну данину, яка і складала в середньому вище згадувані анонімом 4 тисячі гривень. Тож запропонований прихильниками торгівлі з автоматів цивілізований і прозорий метод ведення бізнесу позбавляв орендодавців-посередників і декого з керівників метрополітену, лінійного управління міліції й міста значних зисків від хабарів. Більшість підприємців вирішила покінчити з цією нав’язаною хабарниками схемою, за якою працювала досить тривалий час. Але дехто з продавців періодики не наважився перейти на нові умови роботи, бо, напевне, зневірився у тому, що корупцію і хабарництво можна перемогти. Та воно й не дивно, адже за часів правління злочинної сімейки Януковича на це ніхто й не розраховував, бо всі бачили повальну корупцію у нашій державі. І що найбільш прикро, корупціонери першими оговтались після буремних місяців української революції і почали реанімувати свої злодійські оборудки. На відео «Нашої версії» підприємці з розповсюдження досить доступно і об’єктивно розповідають про суть проблеми торгівлі пресою в метро. Подано різні думки: з одного боку, сумніви спеціалістів комунальної служби міста та метрополітену, з іншого — аргументи юристів та профспілкових лідерів підприємців та розповсюджувачів преси. Гадаємо, останні більш переконливі, бо прагнуть діяти і всіх закликають до того, щоб проблему вирішувати не методом «революційної доцільності», а йти до суду і аргументовано на базі українського законодавства доводити свою правоту. Стас ЧЕРКАС, «Наша версія»


https://www.youtube.com/watch?v=Fexun9wqUYg&list=UU4sJgq5SL3oHXfGX5wupTIg
https://www.youtube.com/watch?v=sL3D5XEWoII&list=UU4sJgq5SL3oHXfGX5wupTIg
https://www.youtube.com/watch?v=fosFicPBQrM&list=UU4sJgq5SL3oHXfGX5wupTIg
https://www.youtube.com/watch?v=ljwkeBwAHKM&list=UU4sJgq5SL3oHXfGX5wupTIg


Открыть | Комментариев 2

Чьи интересы защищает комиссия КГГА?


http://www.youtube.com/watch?v=fosFicPBQrM&feature=player_embedded

Комиссия Департамента коммунальной собственности при КМДА использует жалобы «продавцов-титушек» для борьбы с торговлей прессой «по-белому» в киевском метрополитене. Чиновники метрополитена и линейной милиции не оставляют надежды вернуть схему торговли, которая способствует вымогательствам и поборам.


Открыть

Скандал в яденом семействе?


Ядерная энергетика: у одних болит голова за безопасность, а у других на уме — лишь собственная «безбедность»…

Глядя на то, что почти незамеченной проходит важнейшая с точки зрения «Энергетической стратегии Украины до 2030 года» кампания, каковой является и строительство отечественного завода по производству ядерного топлива в Кировоградской области, возникают вопросы. То ли у нас в ядерной энергетике нет никаких проблем, и все делается продуманно и эффективно (?), то ли в украинском политикуме не собрано достаточно информации, и компромата в том числе, чтобы рассказать народу, кто же все-таки больше добра и счастья хочет и может принести «рідній Україні»?..

Рассмотрим сначала второй вопрос. Что касается общественно-политического резонанса, то в украинских СМИ уже отмечалось: «в период бурного украино- российского противостояния по газовым вопросам почти аналогичные по остроте проблемы обеспечения украинских атомных электростанций российским топливным сырьем решались удивительно тихо и мирно». («Зеркало недели», http://www.atomnews.info/?T=0&MID=62&JId=62&NID=3131 ). Не поколебал эту тишину даже тот факт, что ставки барышей были отнюдь не меньшими: ведь АЭС Украины дают более половины всей потребляемой электроэнергии. Одни считают, что причиной тому была одна и она проста до банальности — как повелось еще из советско-кэгэбовских времен, на атомной сфере лежала тяжелая печать таинственности.

Иные полагали, что все гораздо проще — активно действующие лица не считали себя специалистами в этой области энергетики, а потому и не имели достаточных амбиций. Все же перекрыть задвижку на газовой трубе или барышничать по Украине в рамках облэнерго, переведя дальнейшие платежи на себя, намного проще, чем вникнуть в технологию работы объектов атомной энергетики. Но, вероятней всего, кроме всего прочего, сработал, пожалуй, еще и наиболее важный фактор — на право частной собственности таких объектов в Украине наложено табу. Так как все они, и по праву, считаются зоной повышенного риска.

Поэтому в итоге, все противоборствующие в стране силы предпочли на экономическом пространстве работать втихую, а политические дискуссии (в том числе и внешнего характера) шумно вели по преимуществу вокруг надуманных вопросов. Среди таковых были: «Правильно ли мы отказались от атомного оружия?», «Под чьим теперь ядерным зонтиком нам нужно укрыться?». Многие продолжали спекулировать также на теме, связанной с комплексом проблем на Чернобыльской АЭС, — выясняли, кто нам больше помог или задолжал, как использовались средства, выделенные на саркофаг и т.д. и т.п.

Но главный итог, похоже, оказался очень даже не утешительным: ядерную проблематику попросту заговорили. Причем так заболтали, что в стране, которой грозит все возрастающая зависимость от импорта газа и нефтепродуктов, как-то уж очень буднично проходит сооружение собственного завода (что означает — не будем зависеть от поставок из зарубежья) по производству ядерного топлива. А ведь это по праву настоящее историческое событие для Украины.

Рассматривая энергетическую проблематику в любом аспекте, нужно отметить: прошлый год стал знаковым для украинской атомной энергетики. В этой отрасли начата реализация проектов по строительству третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС, а также уже упомянутое строительство российско-украинского завода по производству ядерного топлива в пгт. Смолино Кировоградской области. Как считает член-корреспондент Национальной академии наук Украины Виталий Шелест (УНН, http://www.atomnews.info/? T=0&MID=62&JId=62&NID=3111 ), «масштаб этих событий трудно осознать без анализа глобальных тенденций мировой атомной энергетики, особенно после аварии на Фукусиме. А также о новых перспективных наработках атомной науки».

По мнению ученого, роль Украины в этом проекте — активная. «Ведь кроме урана и технологий его добычи, в Украине создан практически полный технологический цикл, что касается циркониевой промышленности. А Россия обладает технологиями обогащения урана. К тому же, я не исключаю, что на соответствующем этапе развития, в поле зрения тех, кто заинтересован в продукте этого завода, войдут третьи страны. Это произойдет тогда, когда заработают энергоблоки с ВВЭР — в Белоруссии, Турции, Словакии. Вскоре к этому списку также присоединятся Болгария и Чехия. Тогда Украина сможет поставлять топливо собственного производства и в эти страны… Украина выбрала абсолютно правильную стратегию развития собственного топливного производства не только через очевидную экономическую выгоду, но и через интерес к развитию у себя в стране атомной науки», — убежден Виталий Петрович.

И вот на фоне этой и многой подобной ей информации мы узнаем, что «в столь наукоемком и технологически сложном ядерном сегменте энергетической отрасли» (РТ.КОРР, http://rtkorr.com/news/2013/06/19/346619.new , «Наша версия» http://n-v.com.ua/a-slabo-obyavit-konkurs-na-vakansiyu-direktora-zavoda- yadernogo-topliva/ ) министр энергетики и угольной промышленности Эдуард Ставицкий назначил уже третьего директора еще только строящегося ЧАО «Завод по производству ядерного топлива». Но проблема заключается не столько в чехарде за неполные два года существования этой должности, сколько в самом безответственном, непонятном обществу и специалистам подходе к подбору кадров в такой техногенной отрасли!

Оказывается, что единственной «добродетелью» Руслана Арсирия в его выборе на столь ответственную должность стал факт «своего человека» для «однофамильца»-дяди-замгубернатора его супруги и министра Ставицкого(?!) Приведем цитату из материала, размещенного на 2-х вышеназванных сайтах: «Своего человека Руслана Арсирия на столь «аппетитную» должность министр привел в «соавторстве» с дядей его супруги Ярославом Арсирием, первым заместителем главы Кировоградской облгосадминистрации. Также необходимо внести ясность и в том, что сию уважаемую в протекционистских кругах этой области фамилию он (Руслан Арсирий — авт.) заполучил от своей жены. Уж и не ведомо — то ли Руслан Викторович промашку допустил, не вернув обратно свою фамилию, дабы не светить дядю жены в явном коррупционном телодвижении, то ли у Арсирия-младшего собственная была настолько неприглядной, что рискнул подставить всю команду «новых ядерных менеджеров»?..»

В принципе, тактически все выстроено грамотно: сначала присосаться к объектам атомной энергетики — пока только в режиме текущего использования, а там, глядишь, что-то изменится в законодательстве и можно стать первыми в числе «выгодоприобретателей» столь перспективного и лакомого куска — вот что в первую очередь подсказывает логика подобных действий со стороны таких назначенцев и их покровителей.

Что интересно, на сербском языке слово «безопасность» произносится и пишется — «безбедност». Как же этот перевод с одного из славянских языков точно отразил существо нашего кадрового вопроса! Ведь для Руслана Арсирия и подобных ему спецов-энергопродавцов (ранее он занимал должность генерального директора энергоснабжающей компании ООО «Луганское энергетическое объединение» (ЛЭО), а также занимал руководящие посты в «Прикарпатье-», «Полтава-», «Одесса-» и «Днепрооблэнерго») рядом с понятием «ядерная промышленность» и видится, прежде всего, именно безбедность своего существования, а не сама по себе «безопасность» жизнедеятельности в полном понимании этого слова.

К слову сказать, специалисты, участвующие в проекте строительства завода ядерного топлива на Кировоградщине с российской стороны, небезосновательно задаются вопросом: как можно было поставить у руководства человека, который столь сложный комплекс вопросов безопасности данного предприятия понимает просто анекдотически — мол, …построим надежный забор вокруг завода и обеспечим безопасность. Сейчас, говорят, ему дали список вопросов и ответов на них, чтобы подготовился к экзамену «по ядерной проблематике».

А мы говорим о высоких материях ядерной физики, об «анализе глобальных тенденций мировой атомной энергетики, особенно после аварии на Фукусиме, а также о новых перспективных наработках атомной науки»! Зачем? Когда все так просто: дали тебе цитатник, почитай его и ты уже готовый директор-спец!.. Сейчас, по информации в СМИ, на строящийся завод уже поступают части проекта от генерального подрядчика, они просматриваются и передаются на экспертизу. В свою очередь, руководством украинского Госконцерна «Ядерное топливо» уже передан на предварительную экспертизу в Государственную инспекцию ядерного регулирования страны отчет по ядерной безопасности сооружения завода, а также проект подготовительного периода, который будет первым реализовываться на площадке.

И вот все это будет осуществляться под руководством человека с примитивными знаниями в области ядерной энергетики и ее безопасности?! Да уж(!), как говаривал незабвенный Киса Воробьянинов. Вот так и случаются потом чернобыли и фукусимы, скажем мы…

Стас ЧЕРКАС

Открыть | Комментариев 1

Наказание без преступления или Как судья Тарасюк добивает издательство «Факт»


Возвращаясь к сюжету, описанному нами ранее в статье «Старый добрый беспредел по новому УПК», хотим осветить суть «преступления», ставшего предметом сомнительных судейских процедур в исполнении судьи Тарасюк и ее коллег по Печерскому районному суду города Киева.

В 2011 году прекратило свое существование некогда знаменитое киевское издательство «Факт». Забуксовало после кризиса и, так и не справившись с тяготами, рухнуло окончательно и безвозвратно.

Издательство «Факт» просуществовало с 1997 по 2011 год. 15 лет тяжелого труда, грандиозных достижений, радостных побед, болезненных неудач и трагического поражения, по сути банкротства. Мог ли обезопасить издателей от краха более рациональный подход к ведению дел? Было ли оправдано экономически издание доброй тысячи книг, создавших литературный пласт новейшей украинской истории? Могло ли издательство «Факт» достичь того же результата с меньшим риском?

Причастные к издательству «Факт» в один голос утверждают, что все эти годы издатели жили делом, в которое вкладывали себя целиком. Но финал их истории превзошел своим драматизмом самые смелые ожидания.

Не станем погружаться здесь излишне глубоко в составляющие минувшего успеха. Завсегдатаи книжных магазинов запомнили логотип издательства «Факт» по книгам Оксаны Забужко и Василя Стуса, Леси Украинки и Ивана Франко, Светланы Пыркало и Юрия Макарова, Михайла Брыныха и Отара Довженко, Василя Герасимьюка и Игоря Калинца, по сериям «Висока полиця» и «Текст+контекст», «Exceptis excipiendis» и «Поза фокусом», «Зона Овидия» и «Вибрана поезiя».
Окололитературная тусовка не вспомнит, пожалуй, ни одного книжного конкурса тех лет, не отметившего наградой издательство «Факт».

Увы, книгоиздание в Украине — далеко не самый прибыльный бизнес. И создание огромного пласта литературы, родившего целый сегмент книжного рынка, требовало от фактовцев постоянного наращивания оборотов.
Интенсивное расширение ассортимента книг, хоть и не всегда подкрепленное покупательским спросом, работало на стратегическую перспективу укрепления рынка отечественной литературы. Грандиозная задача государственного масштаба вызывала любовь читателей и уважение коллег. Но несопоставимость экономической отдачи финансовым рискам ставила владельцев «Факта» в жесткую зависимость от общегосударственной экономической ситуации.
«Факт» привлекал кредиты, чтоб запускать новые проекты, не дожидаясь прибыли от предыдущих. Реализовав на кредитные деньги очередной проект, издательство запускало новый проект, не торопясь возвращать кредит, но исправно выплачивая по нему проценты. Кредиторы были довольны. Книги издавались. Окололитературная среда пела издателям дифирамбы.

Так, несколько рисковано, но вполне успешно издательство «Факт» вошло в памятную осень 2008 года. Обязательства по кредитам были велики, но с лихвой покрывались складскими запасами и стабильными оборотами. И тут грянул кризис.
Благодаря скачку курса гривны склад обесценился вдвое. В силу грандиозного экономического потрясения покупательская способность граждан снизилась в разы. Кредиторы издательства вереницей потянулись требовать возврата своих средств.

Подобного потрясения в то время не пережили очень многие куда более успешные предприятия. Банкротились предприятия и банки, закрывались офисы и торговые центры.
Издательство «Факт» решило устоять.

Выжимая из оборотов последнее, теряя и закладывая собственное имущество, возвращало кредиты, порой брало новые, чтоб вернуть предыдущие, лезло в новые долги, но издавало книги, содержало штат сотрудников и виду не подавало, какой ценой эта стабильность дается.
В 2010-м году появилось ощущение, что худшее позади. Реорганизовав работу, пересмотрев ассортиментный ряд и обновив команду, издательство «Факт», казалось, преодолело худший этап в своей жизни и взяло курс на развитие.

Крах случился неожиданно и просто. Неосторожно взятый летом 2010-го кредит свел издателей с людьми, погубившими в результате всё. Профессиональные ростовщики дали в долг на грабительских условиях некую сумму. Не следовало ее брать? Конечно! Но в тот момент издатели решили, что быстро реализовав на эти средства несколько проектов, удастся оперативно вернуть этот невыгодный кредит и за счет осеннего всплеска продаж выйти на новый уровень.
Не судилось. Осенний сезон не дал ожидаемого результата. Возврат краткосрочного кредита забуксовал и тучи начали сгущаться. Автомобиль, отданный кредиторам в залог, остался у кредиторов. Полгода, в течение которых кредиторам платились проценты, принесли ростовщикам сумму, в полтора раза большую, чем они давали. Но им показалось мало. Мольбам издателей о снижении процентной ставки они не вняли. Наоборот, включили счетчик и бандитский прессинг. В лучших традициях, с ночными звонками, угрозами семьям и приездами домой. Нет денег — пиши расписку. А теперь расписку на штрафные санкции. А теперь расписку на штраф на штрафные санкции.

Итог закономерен. Издатели разорены. А бандиты-ростовщики, имея в руках ворох расписок, подключили милицию…

Назовем имена людей, создавших издательство «Факт», переживших с ним успех и призание, и в результате оказавшихся сегодня в весьма незавидном положении.

Леонид Петрович Финкельштейн.
С 1997 по 2009 главный редактор издательства, его идеолог и вдохновитель. Один из идеологов развития всего рынка украинской литературы. Любимец писателей, читателей и журналистов. В 2009-м, не выдержав психологической нагрузки, ушел на больничный и не вернулся. Имеет документ об инвалидности первой степени и репутацию выжившего из ума. Коротает дни в глухом уединении от внешнего мира.

Иннокентий Святославич Выровой и Станислав Юрьевич Чистяков.
Совладельцы и содиректора издательства «Факт» с 1997 по 2011. В «мясорубке» 2009-го подхватили за Финкельштейном флаг издательства, потеряли решительно всё, включая имущество родственников и друзей. Вывели в 2010-м издательство из пике, но споткнулись на вышеупомянутом злополучном кредите. Усилиями вышеупомянутых бандитов-кредиторов и связанных с ними сотрудников правоохранительных органов последние 7 месяцев сидят в Лукьяновском СИЗО по обвинению в мошенничестве с перспективой получить срок до 12 лет с конфискацией, хотя конфисковать у них давно уже нечего.

Стоило ли руководителям издательства действовать так безоглядно? Время рассудит. Более тысячи наименований книг. Пласт литературы. Грамоты и дипломы победителей конкурсов. Целая страница в новейшей истории Украины.

Можно ли было рациональнее? Наверное можно. Но какой был бы результат? Уверенности нет.

А цена — три судьбы.

Л. П.  Финкельштейн вышел из дела «по-английски». Здоровье ли не позволило ему нести груз ответственности или малодушие, болезнью он наказан или необходимостью пожизненной симуляции — нам неведомо.

Двое его коллег до последнего момента пытались издательство спасти. И теперь в Печерском суде рассказывают брезгливо зевающим людям в черных мантиях о книгах, об издательстве да об украинской литературе. А тем и дела нет. Уж всё у них давно решено. Розовощекие «потерпевшие» не стесняясь сочиняют обвинение и открыто шушукаются с прокурором, корректируя показания. Дело идет к приговору.

Новости из зала заседаний такие.
На последние три заседании судья Тарасюк отклонила ВСЕ (!!!) ходатайства защиты о приобщении доказательств в пользу обвиняемых!
Также отклонены все ходатайства о вызове свидетелей защиты.
Судейская коллегия, не стесняясь, вопреки всем нормам законодательства, протаскивает заказное дело к завершению. Не давая защите опомниться, суд отклонил все её инициативы, закрыл стадию изучения доказательств и перешел к дебатам и последнему слову, под которые зевал и листал смсы в айфонах.
На днях приговор.
Вот так, на глазах у журналистов и простолюдинов, гламурный Печерский суд приносит издателей в жертву своим уязвленным амбициям. Не стали, видишь ли, в ножки кланяться. Да еще и шум в прессе подняли. Нате, выскочки, получите!

Наталья Гончарова,

Наша версия


Открыть

Старый «добрый» беспредел по новому УПК


Справедливость украинского правосудия всегда вызывала скепсис как у самих украинцев, так и у интересующихся проблемой представителей цивилизованного мира. И если скепсис сограждан мало кого беспокоит, то недоумение представителей Евросоюза украинским чиновникам приходится брать во внимание. Более того, в свете наших стратегических евроустремлений, пожелания еврочиновников привести правовое законодательство в человеческий вид звучат как условия адекватного восприятия Украины.

В рамках выполнения этих условий, Украина начала модернизацию судебной системы. Громкое событие в этой сфере — вступление в силу в ноябре 2012 года нового уголовно-процессуального кодекса. В нем усилены права адвокатов, в нем оговорены жесткие сроки проведения следствия и судебных заседаний, в нем, вообще, просматривается попытка защитить права человека, обвиняемого в совершении преступления. Казалось бы, очевидный прогресс! Но…
Догадываются ли еврочиновники, какое это очковтирательство — новый уголовно-процессуальный кодекс?
Состязательный принцип, равные возможности защиты и обвинения, независимость и непредвзятость судов, задекларированные в нём, на деле оказываются лишь новыми декорациями в старом добром спектакле с простым названием «Беспредел». 
Мы решили присмотреться внимательнее, как это делается. Точнее, как это делается теперь, в условиях нового УПК.

Итак, если раньше дело вел один судья, то теперь появилось понятие «коллегии судей». Предполагается, что трое людей в мантиях будут контролировать друг друга, не давая принять ошибочные или заведомо ошибочные решения. Эдакий плюрализм судейских мнений. Стало ли судейство от этого более беспристрастным? Ну, конечно же нет! Когда все трое судей коллегии имеют общую цель и общий интерес, разве могут их мнения расходиться? А цель у них — завершить судебный процесс, не испортив отношения с прокуратурой. Ибо как вы не меняйте кодексы, а люди-то всё те же, со всеми своими старыми связями и рычагами воздействия. А интерес у них, когда доходит до «заказухи», — зеленые купюры с портретами Бенжамина Франклина. Неужели кто-то думает, что коллегия судей внутри себя не договорится?
Ещё одно важное новшество — укрепление состязательного принципа между сторонами в процессе доказательства своей правоты и равные возможности защиты и обвинения в предоставлении доказательств суду. В теории — прекрасная идея. И формально, благодаря новому кодексу, в рамках судебного процесса адвокаты теперь вооружены в равными с прокурором правами. А на практике… Если судья или коллегия судей задолго до окончания процесса имеет цель вынести определенное решение, а исходя из вышесказанного это именно так, остается лишь научиться манипулировать положениями нового кодекса в угоду поставленной задаче.
Так устроена вся наша система, что оказавшись в тюрьме по подозрению в совершении преступления, шансов выйти оправданным у человека практически нет. И вот почему. Заключают человека под стражу по инициативе прокуратуры. И вот идет следствие, потом начинаются судебные заседания. И суд, допустим, выносит решение — невиновен. По всем европейским нормам такой, ошибочно заключенный человек вправе предъявить иск государству. Ведь его на несколько месяцев, а то и год, а то и больше лишили свободы, заработков, подорвали репутацию и социальные связи. И вот тут — государство государству рознь. Не принято в Украине платить людям за то, что их несправедливо держали в тюрьме. И не погладят по головке прокурора, допустившего такой промах. И начальника его не похвалят. И милиционеров с их начальниками. И судей, в конечном счете. То есть нет вариантов -  попал ты в тюрьму, ошибочно или нет, а уже вся система заинтересована вынести тебе обвинительный приговор. И никакой новый кодекс такое положение дел не меняет. Увы.

Отдельная тема для размышлений — так называемые экономические преступления. Во-первых, преступники эти не являют собой социальной опасности — экономические преступления не сопряжены с насилием. Нужно ли держать их за решеткой, пока идет разбирательство? 
Во-вторых, готовы ли суды уловить тонкую грань между мошенничеством и неудачным стечением экономических обстоятельств? Ведь любая афера организована осмысленно, и аферист идет на обман с целью наживы. Но бывает ведь и по другому. Порой объективные обстоятельства далеко несовершенной отечественной бизнес-среды ломают кому-то коммерческие планы, и этот кто-то, прогорев сам, не в силах выполнить свои обязательства перед кем-то другим.

В поле нашего зрения попало «экономическое преступление» как раз такого толка. 
Под председательством судьи Тарасюк коллегией судей в Печерском суде столицы рассматривается дело. Двое бизнесменов на протяжении долгих лет строили свое дело. Кризис 2008-го нанес компании огромный урон. Скачок курса валют обесценил склад готовой продукции на астрономическую сумму. Но дело устояло, и бизнесмены взялись его развивать. Понадобились кредиты для реализации новых проектов. Кредитовать дело взялись частные лица. Пару лет дела шли вполне удовлетворительно, кредиторы получали свои проценты и наслаждались ростовщическим заработком. Но в 2010-м фирма споткнулась. Большой проект, под который был взят отдельный кредит, не реализовался и возвращать пришлось из оборотных средств. Тут и началось. Денег стало не хватать, кредиторы войти в положение отказались и включили «счетчик». А дальше, как когда-то в 90-х — давление, угрозы семьям, встречи под подъездом и т.д. Деньги, машины, имущество — всё поотдавали кредиторам-бандитам. Но аппетиты бандитов росли и в ход пошло испытанное оружие — милиция. Бизнесменов арестовали, используя кредитные договора и расписки склепали дело. Всё ждали, когда родственники обвиняемых принесут откуп. А у тех, действительно, ничего не осталось. И вот дело дошло до суда. Инкриминируется мошенничество в особо крупных размерах. Статья 190 часть 4 — от 5 до 12 лет с конфискацией. 
Позиция бизнесменов проста: «Да деньги брали, да не смогли вернуть, давайте учтем отнятые машины и выплаченные проценты, и мы не спорим, долг есть. Чтоб отдать — надо работать. При чем здесь мошенничество, если действительно использованы в производство, проценты платились, причем огромные, и залог кредиторам отдан? Мы и сами на этом ничего не выиграли, а прогорели.»

Казалось бы, арестуйте счета, вычитайте из заработков… Казалось бы, человек должен работать, чтобы отдавать деньги. Кому польза от того, что он в тюрьме?

А вот на деле так.
Во-первых, мера пресечения. Мы много слышали с экрана телевизора, что новый УПК призван гуманизировать судебно-правовую систему. Если человек не бандит, не разбойник и не убийца, зачем держать его в тюрьме до вынесения приговора? Есть подписка о невыезде (по новому УПК — личное обязательство), домашний арест в конце концов. Согласно нового УПК, содержание под стражей есть исключительная мера пресечения, и, чтоб суд её применил, прокурор обязан доказать (!!!), что никакая другая мера не обеспечит должного выполнения обвиняемыми своих обязанностей. В суде же доходит до смешного. Прокурор не то что доказать или аргументировать необходимость содержания под стражей не может, а вообще с трудом связывает слова. И, тем не менее, суд раз за разом продлевает обвиняемым срок содержания под стражей. В результате наши горе-бизнесмены уже полгода сидят в тюрьме, при том что вина их и близко не доказана.
Во-вторых, равные возможности и состязательный принцип выглядят на деле так. Три месяца суд изучал доказательства обвинения. Бандиты в роли «потерпевших» врали, юлили и всячески меняли в ходе процесса свои показания, пытаясь изобразить из себя жертв аферы. Суд внимательно и сочувственно их выслушивал. А когда наступил черед стороне защиты предъявить свои аргументы, суд заторопился. Адвокатам отказывают в истребовании банковских выписок и налоговых отчетов. Отказывают в вызове свидетелей. На все попытки адвокатов предъявить доказательства в пользу подзащитных у суда один ответ: отказать, не затягивайте процесс. Если на первых этапах процесса эти ходатайства защиты отклонялись как
преждевременные, то теперь — как ненужная попытка затягивания процесса. Шулерские приемчики судейских, а не справедливый суд!

Вот вам и новый кодекс со всеми своими номинальными прелестями. Крепкая спайка «милиция-прокуратура-суд» свято блюдет корпоративные интересы, подогретые заказчиком. И делает своё дело старыми дедовскими методами, но с «новыми» атрибутами. В ходе судебных заседаний активно используется «новая» терминология. Новое явление, коллегия судей — три человека в мантиях — единодушна в своём убеждении, сформированном ещё до начала процесса. И статистика прежняя — процент оправдательных приговоров мучительно близок к нулю. Кстати, что касается конкретного судьи, Кристины Эдуардовны Тарасюк, в ее практике процент оправдательных приговоров не стремится, а равен нулю.

Вот так. Не для того все эти люди собрались, чтоб кого-то оправдывать. А если всё равно всяк виноват, то чего долго разбираться?

Вот и спрашивается, что ж мы за народ-то такой? В Европу хотим. А кто кого обманул с этими якобы новшествами в судебной системе? Мы Европу? Мы ли? А может нас?

Европа далеко. А у нас тут — как было, так и осталось. И уровень доверия судам в обществе как был ниже плинтуса, так и остался, спросите социологов.

Наталья Гончарова


Открыть




Содержание страницы

Метки

Календарь
Март
ПнВтСрЧтПтСбВск
     
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
ОБОЗ.ua